Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Тишина

Благословенна тишина,
Когда убился телевизор.
Не наша в нём была война,
Не нам судьба бросала вызов.

Пусть молодые игроки
Бегут и с этими, и с теми.
Я сплю на берегу реки,
Но вижу, как сгорает время.

Деревья рвутся из земли,
Разбрасывая мох и камни.
А я давно сыграл в «замри»,
Когда закрыл лицо руками.

Гуляют грозы над страной,
И хочется кротом зарыться...
Не умолкает надо мной
Весёлая и злая птица.

Она как будто рвёт струну -
Чужую боль чужого века.
Я выдыхаю тишину
И перешагиваю реку.

Там, где падает солнце...

Там, где падает солнце расплавленной мордой в грязь,
Там, где ветры вихрасты, а тучи тучны, и Бог
Позволяет дышать, в этом воздухе растворясь,
Не узнавая созданный им лубок.

Там из грязи встают те, кто втоптан был и забыт,
С переломанными костями, с обугленной злой душой,
Где вы были, кричат, где вы прятались в блуд и быт,
И кому вы молились - тому, кто от нас ушёл?

Искалечены лица их, рёбра сквозь грязь торчат,
И в надорванных глотках отращивают грозу.
Приходите, кричат, приводите своих волчат,
Пусть попробуют каменной плоти они на зуб!

Сколько в ласковом воске провалы глазниц ни прячь,
Сколько в уши ни лей благотворный елей и вой,
Всё равно ты палач, это братья твои, палач,
Это плач твой, палач, и они придут за тобой.

иприт

куда летит экзюпери
на неподвижном самолёте
и тишина подлунных сфер
уже ему принадлежит
он не вернётся до зари
как вы его ни умоляйте
он там где жив аполлинер
и где иприт его сожжёт

но к ним с оплавленной горы
не ждите не придёт волошин
и не обязан им ничем
и в сумраке своём небось
опять ворочает миры
как будто это горсть орешин
у карадага на плече
на фоне гаснущих небес

кто чертит небо сгоряча
в серебряном аэроплане
мы тоже все сойдём с ума
у прошлого во тьме руки
кому удастся в этот час
бежать из каменного плена
где молится застывший макс
за тех и за других

На "Ностальгию" Магритта

Кошачий смысл не льву ли ясен,
Когда разляжется, прекрасен,
Надолго и надежно сыт.
А фрачный ангел просто рядом,
Чтобы скользнуть небрежным взглядом,
Когда положим на весы
Все стыдные и злые мысли.

...Пилат старательно умылся.
Его здесь нет. И не о нем
Молился ангел чернокрылый,
Не перед ним гордился силой
Лев, перекрещенный огнем.

Слепая тяжесть парапета
Нас убедит, что песня спета,
Что наше время истекло.
А город, скрывшийся в тумане,
Не нас настигнет и обманет,
Разбив зеркальное стекло.

Нам фрачный ангел не поможет:
Застыл навеки с постной рожей
Там, где течет остаток дня,
Где величаво и беспечно
Он охраняет город вечный -
Лев, не боящийся огня.
На Невском

Стихи Михаила Анищенко в журнале "Москва"

http://www.moskvam.ru/zhurnal/publication/?id=754

Потрясающей силы большая подборка недавно ушедшего поэта.
Вот только три стихотворения из неё:

Полковник СССР

В деревне, в отсутствие Бога,
Сжигая надежды в печи,
Он темен и дик, как берлога,
И дышит туманом в ночи.

Сливается киноварь с охрой,
Пылают размывы рябин.
Он хочет напиться и сдохнуть,
Но пить не умеет один.

Родная ушла и пропала,
Черны в небесах облака;
И Волга черна, и опала
Протяжна, как стон бурлака.

Он в дали земные зевает
И знает, как свет и вода:
Обратных дорог не бывает
И он не вернется туда,

Где светятся звезды и сабли
И кони встают на дыбы,
Где лучшие годы, как капли,
Впитала пустыня судьбы.

О Русь! Только пена и кипеж!
Но он еще смотрит в окно
И верит в спасенье, как Китеж,
Навеки ушедший на дно.

Дорога

В эту ночь — без родины, без Бога, без сиянья вечного огня,
Выхожу один я. Но дорога сквозь туман уходит от меня.

Убегает зло и сиротливо, в темноте уходит из-под ног,
Словно кто-то нитку торопливо в небесах мотает на клубок.

Я не верю дьяволу и Богу. «Ты не выдай, верная рука!»
И клюкой цепляюсь за дорогу, улетает верная клюка!

Я стою, растерянный, у тынов и не вижу, глядя в облака,
Как призывно Бела и Мартынов мне руками машут с Машука.

Я ругаю дьявола и Бога, только нечет выглядит как чет.
Мне под ноги падает дорога и в другую сторону ведет.

Алеша

Помню я и омут, и фарватер,
И чужой квартиры дребедень,
Где меня откачивал Ивантер,
На Адасько, в доме номер семь.

Было жалким пьяное обличье,
Время спотыкнулось и не шло.
И мое грядущее величье
На игле нарколога жило.

Тяжела сомнительная ноша,
Никому не нужен этот труд...
Но меня над пропастью Алеша
Продержал четырнадцать минут.

Снова жили клеточки и фибры...
Словно он, прощая мне грехи,
Собирал из мусора верлибра
Золотые русские стихи.

Вот здесь - очень много стихов Михаила: http://www.stihi.ru/avtor/sevapastushok

Прочитал, восхитился

Святой Франциск и брат Пахоруков
Александр Крупинин http://www.stihi.ru/avtor/elephantfish

Пахоруков беснуется, скачет вокруг села,
А войти боится - много наделал зла.
И селяне боятся выйти, попасть Пахорукову в пасть,
Ведь Пахоруков рыщет - вот какая напасть.
Collapse )

Конечно, госпожа Новодвоская - подлинная городская юродивая идеалистка, потому и говорит правду.

Грани.Ру: Плоды поражения

В Астрахани единоросы украли голоса. Но у кого? У Олега Шеина, на первый взгляд - эсера, собирающегося честно умереть от голодовки. А если присмотреться? Тогда выходит, что героический Шеин - бывший член "Объединенного фронта трудящихся" и в 1993 году принимал участие в красно-коричневом мятеже. В его перерождение я не верю.


Еще этюды

* * *
Жизнь мучительна и прекрасна...
Потому ль на закате лет
Восхищенно и разнообразно
Я люблю этот белый свет?

Здесь пометки, помарки, знаки
И потешной судьбы места.
Здесь и женщины, и собаки...
Значит - всё это неспроста.

* * *
А музыка была вначале!
Она звучала в том саду.
Ее порой не замечали
Как ветер, сон или звезду.
Она была и змей, и древо,
Катился яблоком мотив...
Его протягивала Ева
Неосторожно надкусив.

* * *
Беззлобных не бывает,
И это врут, когда
Прощеным называют
Заклятого врага.
Обнимут по науке,
Похлопав по спине,
И долго моют руки,
И каются во сне.

* * *
Мы живы, значит – одержимы.
От нетерпения дрожа,
Опять наматываем жилы
На бесконечных виражах.
И свято верим, свято верим
В самозабвении пустом…
А счет победам и потерям
Мы будем подводить потом.